Новости News7Days
13.07.2021
13:22

Играл джаз и был недоволен собой: ​история типографа Эда Бенгуиата, который создал шрифты для Ford и The New York Times Статьи редакции

Играл джаз и был недоволен собой: ​история типографа Эда Бенгуиата, который создал шрифты для Ford и The New York Times 

    
        Статьи редакции

Дизайнер участвовал во Второй мировой войне, играл на барабанах, был на грани банкротства и за карьеру создал и «возродил» более 600 шрифтов.

Играл с инструментами отца, увлекался музыкой

Типограф и дизайнер Эд Бенгуиат родился в 1927 году в Бруклине. Его мать работала водителем в Красном Кресте, а отец — арт-директором в сети универмагов Bloomingdales.

Мальчик играл с отцовскими кистями, ручками и чертёжными инструментами, а также увлекался музыкой — на десятилетие папа подарил ему барабанную установку.

После школы он ушёл на фронт Второй мировой войны. Поначалу Бенгуиата не брали в армию, так как ему не исполнилось 18 лет. Спустя годы дизайнер признался, что на службу помог попасть отец, который подделал документы, изменив дату рождения и фотографию сына. Бенгуиат отметил, что тогда так уходило в армию большинство подростков.

Бенгуиат поступил на службу в военно-воздушные силы армии США. В 1944–1945 годах он был пилотом истребителя-бомбардировщика и занимался фоторазведкой над оккупированной Европой.

По рассказам дизайнера, летать было опасно: все портовые верфи и железнодорожные депо вооружались зенитной артиллерией. Даже в поездах стояли орудия, военные охраняли мосты.

Я искал поезд, затем летел вперёд и находил участок пути с большим поворотом или туннелем. Дозорные и инженеры не видели, что находится за поворотом.

Незадолго до того, как состав достигал этого участка, я взрывал пути.

После службы в авиации у него сохранилось увлечение самолётами. В 1980-х годах Бенгуиат самостоятельно пилотировал и состоял в аэроклубе The Flying Birdmen.

Днём — дизайн и каллиграфия, вечером — джаз

После войны мужчина вернулся к ударным инструментам и получил степень бакалавра музыки в Бруклинском колледже. Он играл в джазовых группах под именем Эдди Бенарт. Выступал в клубах и на концертах, в том числе в коллективах с кларнетистом Вуди Германом и пианистом Стэном Кентоном.

В конце 1940-х годов музыкальный журнал Metronome опросил читателей и поставил будущего дизайнера на третье место среди лучших барабанщиков Америки.

Однажды он пошёл платить взносы в профсоюз музыкантов и увидел стариков, которые играли на праздниках и свадьбах. Он подумал, что не хочет стать таким же бедным пожилым музыкантом. И тогда надпись «будь художником» в заведении возле клуба, где играл барабанщик, вдохновила пойти в иллюстраторы.

Я хочу стать художником, буду рисовать дам, куплю красивый дом и стану известным, как Альберто Варгас или Джордж Петти.

Благодаря льготам участника войны музыкант оплатил обучение в мастерской школы рекламного искусства. Он хотел писать обнажённую натуру, но, по мнению учителя живописи, будущий дизайнер не умел рисовать. Педагог посоветовал ему уйти из искусства.

Типограф рассказал, что через 40 лет встретил этого учителя в школе визуальных искусств, подошёл к нему со словами: «Не знаю, помните ли вы, меня зовут Эд Бенгуиат…» Он собирался поговорить с преподавателем о прошлом, и тот ответил: «О, я знаю вас, я всё время пользуюсь вашими шрифтами».

После совета уйти из искусства Бенгуиат сменил направление. В школе он стал изучать дизайн и каллиграфию, там же проводили курсы по шрифтам, иллюстрации, живописи. Студент засиживался на занятиях больше десяти часов и исписывал целые листы буквами.

В 1950 году у него родился сын, и чтобы прокормить семью, Бенгуиату пришлось давать концерты по ночам. «Я играл джаз, приходил домой, работал над буквами и кормил ребёнка!» — вспоминал он.

Логотип для Esquire

В начале 1950-х Бенгуиат работал во многих агентствах и издательствах: в киножурналах Movie Magazines и Romance Magazines, ретушировал декольте на фотографиях в компании The Haze Office. В то время он впервые нарисовал эскиз шрифта на заказ, когда заболел его коллега-художник.

К 1953 году он стал заместителем директора Esquire. В издании дизайнеру дали одну из первых задач — изменить старый логотип, чтобы журнал выделялся среди других газет.

Бенгуиат постарался сохранить оригинальный знак узнаваемым, сделал его более сплющенным и массивным за счёт утолщения букв и расширения логотипа по горизонтали.

Открыл свою студию и оказался на грани разорения

В том же 1953 году Бенгуиат открыл студию дизайна Associates Benguiat and Co и нанял 21-го сотрудника.

Одним из первых клиентов стала фармкомпания Schering Pharmaceuticals — она попросила сделать карты штатов США с названиями медицинских университетов. Чтобы сэкономить, студия решила не нанимать специалиста по каллиграфии, Бенгуиат сам создал дизайн букв и позже продал его одной из старейших типографий Photo-Lettering. После этого та предложила дизайнеру несколько других проектов, в том числе шрифт для Ford.

Также у Associates Benguiat and Co появились два крупных заказчика — электротехнические компании Westinghouse и General Electric. На последнюю Бенгуиат вышел благодаря «тайному» арт-директору агентства-посредника.

Основатель студии выплачивал процент с доходов от проектов, которые приносил арт-директор, и «маскировал» эти деньги в отчётах, чтобы никто не знал об их сотрудничестве.

После фирма-посредник потеряла проект с General Electric, и «тайный» арт-директор совершил самоубийство из-за угрозы банкротства. Во время расследования полиция нашла информацию о нелегальной работе с Бенгуиатом.

Из-за этого другой партнёр, Westinghouse, расторг все договоры с его студией. Associates Benguiat and Co оказалась на грани банкротства, основатель тоже остался с долгами.

В это время дизайнеру помог руководитель Photo-Lettering Эдвард Рондталер. Как отметил Бенгуиат, он спас его от разорения и в 1962 году назначил арт-директором свой компании.

Я остался без работы, мне нужно было вернуть кредиты, долги художественным магазинам, ресторанам, арендодателям. И однажды Эд сказал: «Вам нужна работа?».

Он помог мне устроиться, закрыл все мои задолженности в банке и никогда не просил вернуть назад ни пенни. Никогда.

Работа в Photo-Lettering: шрифты в честь близких

В компании дизайнер начал с рисования алфавитов, разработки брошюр и типографских каталогов. В 1950–1960-е годы библиотеки шрифтов были редкостью. Нью-йоркские арт-директора платили сотни долларов за заголовки, набранные специальным шрифтом — такие начертания букв и разрабатывал Бенгуиат для Photo-Lettering.

Дизайнер создавал, перепроектировал и адаптировал классические начертания букв к различным культурным направлениям: поп-арту, психоделическому искусству, викторианской графике. Всего он выпустил более 400 шрифтов для Photo-Lettering.

Типограф любил называть свои работы в честь близких людей. Один из первых шрифтов Norma Scrip он сделал за три дня и назвал по имени жены. Эту работу выкупила Photo-Lettering.

В Photo-Lettering Бенгуиат редактировал рекламное издание Plinc и в 1962 году разработал для него стилизованный логотип. Дизайнер назвал эту работу «эгоистической импровизацией со спенсеровскими расцветками» и сравнил логотип с джазовыми музыкантами, которые стараются переиграть друг друга.

Иллюстратор Дэвид Консуэгра называл Бенгуиата современным представителем спенсеровской письменности, которую использовали для деловых писем во второй половине 19 века в Америке. Спенсеровский шрифт — это художественная или декоративная письменность, которая напоминает каллиграфию и плотно нарисована специальной тонкой ручкой Crow quill pen.

В 1965 году дизайнер сделал для Photo-Lettering шрифт Benguiat Caslon с засечками и контрастными штрихами. Его использовали при оформлении книг американского писателя Филипа Рота в 1960–1970-х годах.

Также он разработал фирменный логотип для канцелярии Photo-Lettering.

International Typeface Corporation

В 1969 году графический дизайнер Херб Любалин вместе с типографом Аароном Бёрнсом и директором Photo-Lettering Эдвардом Рондаталером создали International Typeface Corporation (ITC) — организацию для лицензирования шрифтов. Бенгуиат помогал основателям строить и развивать компанию как дизайнер и занимал пост вице-президента ITC до 1986 года.

Он разработал для ITC шрифты Tiffany, Bookman, Panache, Souvenir и другие. Отличительной чертой дизайнов компании стала большая x-height — высота строчных букв относительно высоты заглавных.

Бенгуиат и Любалин вместе разрабатывали стиль ежеквартального журнала U&lc, в котором публиковались шрифты корпорации — как традиционные, так и экспериментальные.

Он печатался размером с таблоид на газетной бумаге и распространялся среди подписчиков бесплатно. Издание открывало «панорамное окно для мира графического искусства». На журнал было подписано более 200 тысяч читателей.

Главное — узнаваемость: как Бенгуиат делал редизайн логотипов брендов и почему был недоволен собой

The New York Times

В 1967 году Лу Сильверстайн, арт-директор газеты The New York Times, попросил Бенгуиата изменить логотип издания. Дизайнер отказался менять облик полностью — он считал, что в таком случае бренд не узнают. Поэтому внёс много мелких изменений, оставив оригинальный вид знака.

Удалил точку, уменьшил интервал между буквами и немного изменил форму букв в шрифте Blackletter, используемом в издании. Он сделал тоньше части оригинальных знаков, чтобы при печати чернила не растекались.

Ford

Автопроизводитель решил сделать редизайн логотипа в 1963 году и обратился к дизайнеру Полу Рэнду с просьбой обновить логотип компании. Он изучил историю и эволюцию знака и через 3 года предложил новый логотип, в котором сохранил отличительные черты Ford: овальную раму, наклонные буквы, выразительную F и простоту.

Но руководству не понравилось — по их мнению, новый логотип слишком радикально отличался от прежнего знака.

Следом компания предложила поработать Бенгуиату, и он нашёл другое решение. Дизайнер сохранил общий вид знака, но изменил овал и начертания букв. Получившийся шрифт он назвал Johnnie — в честь своего сына Джонатана. Логотип Бенгуиата с небольшими изменениями до сих пор используют в Ford.

AT&T

Дизайнер часто критиковал свои работы. Он пояснял: «Мне действительно не нравится всё, что я когда-либо создавал. Я ко всему придираюсь».

В 1970-х, когда типограф работал над логотипом и шрифтами для AT&T, к нему пришли журналисты The New York Times. В офисе на стене висел дизайн для компании. Бенгуиат рассказал им, что сейчас работает над AT&T и никогда не бывает доволен своими законченными шрифтами. Об этом журналисты написали в статье.

Когда она вышла, арт-директор компании AT&T Сол Басс позвонил Бенгуиату и спросил: «Какого чёрта ты это говоришь?» и рассказал, что весь совет директоров спрашивал: «Почему вы даёте работу парню, который недоволен своей готовой работой?».

«Но он работает дешёво, и он хорош», — вспоминал Бенгуиат слова Басса.

Типограф объяснял своё недовольство тем, что каждый новый логотип или шрифт должны быть лучше предыдущих. Сравнивал работу дизайнера с горой, на которую поднимаются шаг за шагом, а не одним прыжком.

«К чёрту читабельность»

«Многие дизайнеры не знают, что такое читабельность шрифта. Я считаю, что работы Полы Шер также плохо считываются: пока дойдёшь до последней буквы, забудешь первые. Я не шучу. Тем не менее она очень хороший дизайнер», — отметил Бенгуиат в 1991 году.

Он считал, что многие боятся использовать декоративные шрифты, но красивые символы запоминают, а читаемые сразу же забывают.

Бенгуиат рисовал буквы при создании исключительно вручную на бумаге. Типограф утверждал, что только так можно разработать хороший дизайн: что красиво на компьютере, на рекламном щите может выглядеть совсем иначе. Для работы типограф использовал художественные ручки, маркеры, кисти, чернила и даже свои ногти.

Также, по его мнению, белый лист — самая красивая вещь, которую карандаш или кисть только портят. Дизайнер объяснял: «Ваш ум представляет, что вы хотите сделать, но вы рисуете это на бумаге и думаете: “Боже, это ужасно”, затем выбрасываете её».

Возрождение и разрушение шрифтов

Бенгуиат адаптировал старый дизайн шрифтов к современным методам производства. С 1960 по 1980 год большинство новых и возрождённых шрифтов типографы разрабатывали для печати, а с 1980 года шрифты проектировали для работы на компьютере в растровом или векторном изображении.

По мнению дизайнера, во многих старых шрифтах все высоты были неправильными. Алфавиты испортились из-за того, что за столетия каждый наборщик оставлял свой след в шрифтах. Он сравнивал это с пирогом, который пять человек готовят с интервалом в 50 лет.

Bauhaus

В 1925 году Герберт Байер создал математически выстроенный шрифт без засечек. Немецкий дизайнер хотел создать универсальный набор букв без разделения на строчные и прописные. В 1975 году на основе шрифта Байера Бенгуиат вместе с Виктором Карузо разработал свой — Bauhaus — со строгими геометрическими формами.

Korinna

Шрифт Korinna разработала литейная фабрика H. Berthold AG в 1904 году — его кириллическая версия была популярна в России до революции. В 1974 году Бенгуиат нарисовал курсивную версию. ITC Korinna использовали, например, для концертных афиш музыканта Боба Марли в 1970-х годах.

Souvenir

Souvenir — шрифт с округлыми и плавными буквенными начертаниями. Его создал Моррис Фулер Бентон в 1918 году. Эд Бенгуиат возродил базовый дизайн и нарисовал курсивные версии в 1970 году.

Это один из первых шрифтов, выпущенных компанией ITC. Souvenir приняли в сообществе типографов, часто применяли в рекламе, но из-за этого он позже стал восприниматься как клише. Шрифт использовали для логотипа американского телесериала «Алиса», который показывали с 1976 по 1985 год.

Tiffany

Декоративный шрифт Tiffany Бенгуиат сделал для ITC в 1974 году. По словам дизайнера, Tiffany — это не возрождение шрифта, а слияние старых Ronaldson и Caxton, которые создали в Америке на рубеже 19–20 веков.

У шрифта длинные засечки и сильный весовой контраст между толстыми и тонкими штрихами. Его использовал в логотипе ювелирный бренд Tiffany & Co.

Bookman

Бенгуиат признался, что уничтожил первоначальный вид шрифта Bookman. Когда он делал утолщённую версию, ему пришлось занизить талию у буквы «е», чтобы сохранить внутри пространство.

Поскольку в одном алфавите разных талий не должно быть, он понизил их у всех букв. В результате старый и новый шрифты оказались разными.

Benguiat

В 1977 году типограф разработал линейку собственного Benguiat. Он отметил, что шрифт разработан с «этническим чувством пиццы» и праздника совершеннолетия. И добавил, что просто хотел создать красивый, читаемый вариант с засечками.

Panache

Своим любимым шрифтом он назвал Panache. «Я вложил своё сердце, душу, пот и слёзы. В глубине души я знаю, что выполнил то, что задумал», — комментировал свою работу типограф.

Шрифты Бенгуиата в кино, музыке и литературе

Издания называли работы дизайнера вездесущими, потому что их использовали его коллеги, режиссёры, писатели, музыканты и многие другие. Его шрифты можно увидеть в фильмах Квентина Тарантино и на обложках книг Стивена Кинга.

«Очень странные дела»

В 2016 году логотип сериала «Очень странные дела» от Netflix оказался настолько популярным, что сами разработчики назвали его феноменом. Компания использовала в логотипе шрифт Benguiat с острыми засечками, вдохновившись обложками романов Стивена Кинга.

Создатели сериала таким образом хотели погрузить зрителя в атмосферу 1980-х годов. Как отметил арт-директор студии Contend Джейкоб Богосян, логотип стал «центром визуальной идентичности сериала». Самому Бенгуиату понравилась заставка, он описал свои впечатления, как приятные и в то же время захватывающие.

«Криминальное чтиво» и «Джек Браун»

Квентин Тарантино в своих фильмах использовал шрифты дизайнера, чтобы создать образ 1970-х годов. В «Криминальном чтиве» для титров режиссёр выбрал шрифт Benguiat.

Чтобы создать логотип к фильму Тарантино «Джек Браун», дизайнеры применили два шрифта: Tiffany и Benguiat Caslon.

Шрифты Бенгуиата в логотипе и названии фильма использовали, чтобы отослать зрителя к фильму 1974 года «Фокси Браун».

Cabernet

Современные художники «возрождают» работы типографа, чем в прошлом занимался он сам: в 2003 году дизайнер Джейсон Уолкотт разработал шрифт Cabernet — это редизайн работы Бенгуиата Caslon в цифровом варианте. Шрифт Cabernet в 2018 году использовали для обложки альбома американской альтернативной рок-группы Spank Me Rosy.

В 2012 году французский художник-график Ваграм Муратян выбрал возрождённый вариант шрифта Caslon для обложки своей книги «Париж против Нью-Йорка».

Montage

В середине 1960-х годов Бенгуиат разработал для Photo-Lettering шрифт Montage, который использовался для обложек книг, журналов, альбомов, плакатов. Его оцифровала в 2019 году дизайнерская студия House Industries и переиздала в пяти вариантах разной ширины.

Директор студии Кен Барбер отметил, что благодаря рекламе экспрессивная типографика стала элементом культуры. По его мнению, такие шрифты, как Montage, привлекают внимание. House Industries предлагает использовать их для брендинга в различной сувенирной продукции или одежде.

«Типографский виртуоз»: преподавание в вузе и более 600 шрифтов за всю жизнь

Издание Change Observer назвало Бенгуиата плодовитым типографом 20 века. Всего он разработал более 600 шрифтов. В 1991 году редактор журнала Change Observer Джули Ласки отзывалась о дизайнере как о типографском виртуозе, который чувствовал ритмы культуры. А графический дизайнер Херб Любалин причислил Бенгуаита к американской школе графического экспрессионизма.

Более 50 лет Бенгуиат преподавал в Школе визуальных искусств в Нью-Йорке, где в 1995 году ему присудили звание «Учитель года». Бенгуиат читал, к примеру, курсы «Типография и дизайн для начинающих» и «Говорить на клавиатуре» — для более опытных.

Один из его курсов в Школе визуальных искусств в Нью-Йорке назывался «Итак, вы хотите создать шрифт (и разбогатеть, как я)». Он советовал студентам сначала научиться рисовать на бумаге, овладеть искусством создания букв, а потом садиться за компьютер.

Дизайнер получил множество различных наград за свои труды:

  • В 1990 году Бенгуиат получил золотую медаль от Нью-Йоркского клуба директоров шрифтов.
  • В 1990 году он был награжден премией Фредрика Гауди.
  • В 2000 году его ввели в Зал славы Нью-Йоркского клуба арт-директоров.

Каждый, кто хоть немного общался с Эдом, отзывался о нём как о соседском парне. Он сидел в своём тесном и захламлённом офисе на 45-й улице, где оставалось место только для того, чтобы размахивать ручкой или кистью.

Знаменитый дизайнер и типограф Эд Бенгуиат умер в октябре 2020 года, когда ему было 93 года. Он хотел, чтобы на его похоронах играло соло на ударных инструментах.

Бенгуиат видел связь между музыкой и дизайном: первая собирает звуки так, чтобы они были приятны для слуха, второй же определяет порядок, чтобы радовать глаз. «В музыке много нот, в алфавите много букв. Я даю вам все ноты, напишите мне мелодию. Я даю вам все буквы, сделайте мне типографскую работу».

В 2020-м из-за пандемии запретили общественные прощания, поэтому похороны были скромными.

#шрифты #какэтобыло #ford #типографика #логотипы

Источник VC.RU, https://vc.ru

Поделиться:
Читайте также